Тюрьма вместо дома у моря

Тюрьма вместо дома у моря

Новости Кипра 07 апреля

Мошенники могут прятаться за каждой дверью, даже за дверью новенькой квартиры. Особенно, если это квартира на оккупированных территориях. Вариантов – масса. Но сценарий последствий сделки, который достался Ольге и Александру, мог бы лечь в основу детективного фильма.

Как известно, так называемая «Турецкая республика северного Кипра» признается только Турцией. И покупка недвижимости там – вопрос неоднозначный. Там, безусловно, дешевле, чем на контролируемых Республикой Кипр территориях. Но можно вспомнить случай десятилетней давности. Тогда грек-киприот смог отсудить у семьи из Великобритании землю на севере острова вместе с построенным на ней домом, доказав, что участок изначально принадлежал ему. Его позицию поддержали и местный, и международный суды.

С 5 марта 2010 года вступило в действие решение «ТРСК» о создании компенсационного фонда: любой грек-киприот может обратиться в него с земельными претензиями и получить компенсацию. С тех пор все проблемы были решены, а интересы собственников недвижимости полностью защищены – такова официальная позиция агентств, которые занимаются недвижимостью на северной части острова (Европейский суд по правам человека при этом считает работу турко-кипрской компенсационной комиссии «медленной и неэффективной»). Но кто конкретно и как будет защищать права новых собственников в стране, которая не признана международным сообществом?

Приобретение недвижимости на территории «ТРСК» в подавляющем большинстве случаев неправомерно с точки зрения международного права. Несмотря на это, наши соотечественники и граждане ЕС покупают на оккупированных территориях дома и квартиры. Наша история – о том, к чему это может привести.

Вот уже на протяжении года 55-летняя Ольга, литератор, и 62-летний Александр, инженер-физик, не могут добиться справедливого решения суда. Что же произошло в поселке Алсанджак на севере Кипра 15 апреля 2017 года?

– Ольга, как вы оказались на оккупированных территориях Кипра?

– Впервые мы приехали в 2012 году и с тех пор неоднократно отдыхали на острове. Природа, климат, море, добродушное население – это нас привлекло. Мы решили приобрести квартиру через агентство. Большая площадь, почти 130 м2, три спальни.

– Когда вы поняли, что что-то пошло не так?

– На этапе покупки никаких подозрений не было, так как мы действовали через агентство и застройщика. Позже мы решили сдать одну из комнат в квартире на пару месяцев. Наши договоренности с арендатором были устными… По истечении срока аренды нам сообщили, что квартира свободна. Прошлой весной мы с Александром, моей приятельницей Екатериной и ее ребенком приехали на Кипр на две недели (обратный билет был куплен), чтобы сделать в квартире ремонт. Однако выяснилось, что женщина, с которой мы прекратили устный договор об аренде одной из комнат в квартире, не только все еще там, но и сдает каждую комнату. Квартиру по сути превратили в общежитие. На месте произошло следующее. Мы постучали в дверь, нам открыли, позволив войти. Женщина, открывшая дверь, бросилась кому-то звонить. Я вызвала полицию. Буквально через несколько минут в квартиру ворвались еще двое – мужчина и женщина, говорившие на турецком. Мужчина был нетрезв и вел себя неадекватно: кидался на меня, вытолкал Екатерину с ребенком на руках за дверь, а вступившегося за меня Александра укусил в предплечье. Это было дико!

– Какие действия предприняли полицейские, когда приехали на ваш вызов?

– Полицейские понимали только турецкий, и наши жалобы на английском не были приняты во внимание. Они забрали паспорта у всех участников происшествия. Однако потому документы вернули – всем, кроме нас с Александром. Как стало понятно впоследствии, полиция заняла сторону незаконных арендаторов… Паспортов у нас нет уже год, консульство помочь не может. Посреди ночи нас увезли в участок, где, как преступников, сфотографировали с табличками в руках, сняли отпечатки пальцев и до утра оставили за решеткой.

Мы не воспринимали ситуацию всерьез, не понимая, насколько далеко все зайдет. На следующий выяснилось, что в полиции нас считают не жертвами, а преступниками, так и не объяснив, в чем именно заключается вина. Никто не говорил на русском или английском – только на турецком! Напавший на нас мужчина и его жена написали заявление, опередив нас. Нас обвинили в том, что это мы «напали» на них в квартире, в которой они якобы находились в гостях! Почему-то суд принял это обвинение за истину и приговорил нас к тюремному заключению с оговоркой, что содержание под стражей можно заменить денежным залогом – по 5 000 теле с каждого. Деньги собирали с помощью друзей и родственников, за что им большое спасибо…

В чем именно нас обвиняют? Ответа на этот вопрос в полной мере я не получила до сих пор. Неточности и искажения переводов, растянутость процесса по времени… Законный представитель (адвокат) говорит на турецком, но не понимает русского. Как он может достойно представлять мою позицию в суде?

– Насколько я понимаю, вы, все же, сумели подать встречный иск…

– Да, мы обратились в суд с исковым заявлением о незаконном пребывании людей в нашей квартире и нападении на нас, но смогли сделать это лишь спустя месяц после инцидента – полиция помогала крайне неохотно.

Все время пребывания здесь мы отмечались в полиции дважды в неделю, приходили на все слушания в суде. Противная сторона ни разу на слушаниях не присутствовала, покинув вскоре остров вообще. К суду осталось много вопросов.

Почему при положенном сроке ведения следствия о необоснованном нахождении в жилом помещении 15 суток наше заявление не передавалось в суд десять месяцев? Сколько времени теперь займет само рассмотрение дела? Почему при сроке ведения предварительного следствия 30 дней, дело тянется больше года и до сих пор не передано в суд?

Я уверена, если бы на моей стороне была хоть какая-то организация, государственная или общественная, я бы справилась. Но сейчас мы с Александром боремся с системой в практически одиночестве, нас поддерживают лишь отдельные представители местного русского сообщества.

Самое страшное для меня – переживания семьи. В России меня ждут родители и трое детей, включая несовершеннолетнюю дочь. Наше с Александром здоровье за год ухудшилось, ему потребовалась операция. Мы оба потеряли работу и остались без средств к существованию. На данный момент у нас нет денег ни на лечение, ни на дорогостоящих адвокатов: все средства родных и близких ушли на залог. Мы вынуждены скитаться по углам у друзей и знакомых на северной части, так как до сих пор нет решения суда, по которому мы можем вернуться в свою квартиру.

– Что вы можете посоветовать нашим читателям на основании этого опыта?

– На территории «ТРСК» проживает большое количество наших соотечественников, приехавших по разным причинам, большей частью, по состоянию здоровья. Да, это непризнанные территории, но россияне сюда едут. Описанная мною ситуация – далеко не единичный случай, когда неправомерность действий полиции очевидна и сделать ничего нельзя. Обращаясь к читателям «Вестника Кипра», я бы хотела предостеречь людей. Собравшись купить жилье, будьте крайне внимательны, досконально изучите законы. Задумайтесь, чем может обернуться покупка недвижимости в государстве, которое признано только одной страной в мире.


ФОТОГРАФ НА КИПРЕ: ФОТОСЕССИЯ

Елизавета ЕНДРО

Источник: www.vkcyprus.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *